Проблемы развития транспортных систем городов и зон их влияния
 

Каталог ресурсов УралWeb Рейтинг@Mail.ru
 

ЛЕОНИД АЛЕКСЕЕВИЧ ЯКОВЛЕВ
(1939 – 1994)

Ю.З.Шершевский, А.И.Стрельников, Д.П.Кривошеев


Каждому из нас оказалось трудно написать об этом удивительном инженере. Решили поделиться воспоминаниями.

Юрий Шершевский.

Два года совместного обучения в аспи-рантуре и работы в МИСИ им. Куйбышева – не такой уж большой срок. Но его оказалось достаточно, чтобы наши с Л.А. Яковлевым (Лёней) профессиональные пути сошлись на параллельных направлениях и продолжались практически до конца его жизни.

Начало положила совместная уникальная работа над раз-витием транспортной системы г. Тбилиси с поездками в го-род. В последствии – работы, основанные на договорных от-ношениях уже между разными организациями, но направ-ленные в одну цель – создание и совершенствование базы для расчётов передвижений и поездок населения в городах. Боюсь оказаться нескромным, но было чувство, что мы в этом деле дополняли друг друга, хотя, безусловно, главная роль по новаторству и объёму работы принадлежала Лёне. Пожалуй, такого близкого контакта и взаимопонимания в узкой профессиональной сфере за всю жизнь у меня не было больше ни с кем.

О деловых и человеческих качествах Лёни можно было бы рассказать много. Но приведу только один пример.
Середина 70-х годов. Разрабатываю комплексную схему транспорта г. Волгограда. Лёня обеспечивает расчёты по очень ёмкой для возможностей того времени модели. Полу-чив от его помощника и просмотрев очередную порцию рас-печаток, звоню вечером Лёне:
- Ты знаешь, всё ничего, но в некоторых узлах нет равнове-сия. Разница ничтожная, практически не важна, но откуда она?
- Разницы не может быть никакой.
- Но вот она.
Молчание. Потом:
- Юра, очень тебя прошу, никому эти результаты не пока-зывай и выброси немедленно. Завтра у тебя будут новые.
К концу следующего дня помощник действительно при-возит новую папку со словами «Да, этот Яковлев может и ночью с постели поднять». Оказалось, он при счёте для уско-рения отключил какие-то проверочные операции.

Конечно, с Лёней интересно и приятно было говорить не только о работе. Хотя бы его яркие рассказы о путешествии, рыбалке и гладиолусах на садовом участке. Узнав, что я тоже получил участок и хотел бы посадить гладиолусы, сразу по-обещал принести мне прекрасные луковицы. Но не успел. Теперь у меня растут некоторые цветы, но заставить себя по-садить гладиолусы я не могу.

Александр Стрельников.

Конечно, он для меня не только коллега, но и практический учитель программирования. Ведь мы начинали в кодах ЭВМ. Как изобретательно он разрешал сложные задачи совмещения посильного быстродействия и размеров! Современные программисты, пытаясь «ускорить» алгоритмы, говорят, что Яковлевым был достигнут предел. Его сетевой Пакет, начатый ещё в МИСИ и затем в Моспро-екте, модифицированный применительно к ЕС-ЭВМ разо-шёлся по всей стране. Его собственное изобретение – эффек-тивный алгоритм распределения потоков по множеству путей (местного стока) – качественно отличает «методику ЦНИИП градостроительства». Со снятием ЕС с эксплуатации он при-ступил к адаптации метода для РС.

И сейчас, программируя, ловлю себя на том, что невольно веду как бы внутренний диалог с ним. Буквально слышу его глуховатый голос; может, он подсказывает мне? Сожалею, что в период практического сотрудничества между нами бы-ли неуместные состязания. Его Пакет был создан им едино-лично. Сравните с пакетами американской фирмы Вурхиз – у каждой программы десятки авторов. То, что брался делать я, Лёня, критикуя, переписывал (в кодах) и добивался совер-шенства. Но в своём продукте он отказывался применить то, что было предложено другими.

Может, причиной излишней гордости было то, что его соратники выходили на защиту? А он – нет. А ведь были за-щиты, основанные лишь не нескольких расчётах с помощью его Пакета.

Неоднозначная личность, но личность! В период ночных счётов на ЭВМ-Минск при сбоях звонили ему домой: «Помо-гай». Чертыхается спросонок, но диктует: «Посмотри ячейку 17 и перепиши в 20ю». Такая же безотказность при сотруд-ничестве с коллегами из других городов. Терпеливо объяснял технику расчётов, а ведь не все имели соответствующее об-разование. В то же время, если кто-либо допускал оплош-ность при подготовке данных, молчал и после серии неудач-ных расчётов замечал: «Теперь запомните?»
Такая же высокая требовательность, граничащая с жёст-костью, была и с сотрудниками математического отдела, ко-торый он возглавил после Льва Авдотьина. Не все имели собственные разработки столь же высокого уровня, как его детище. Не всем было дано такое свершение. Он установил высокую планку, и нам нужно было соответствовать.

С наступлением демократии в Совете трудового коллек-тива мы вырабатывали правила работы в новых условиях. Лёня, с одной стороны, добивался совершенства формулиро-вок (программист), с другой стороны, защищал интересы ря-довых сотрудников, а не привилегированных учёных. Трудно было соглашаться с ним – ведь мы теряли в итоге приорите-ты центральной научной фирмы. Но он был категоричен.

За что бы ни брался, – всё делал с полной отдачей. Будь то программирование, резьба по дереву, гладиолусы ради фотографий, оригинальный способ компостирования, на-клеивание семян на полосы пепи-факса перед посевной.

Сейчас приобретаются зарубежные программные продук-ты и близко не стоящие рядом с его постановкой. Следует сохранить для нового поколения проектировщиков и учёных достижение отечественной школы с его уникальным вкла-дом.

Дмитрий Кривошеев.

Брат Леонида, живописец Крайнего Севера, рассказывал, что на своей выставке в Москве заметил высокого незнакомца с тёмными усами. Тот ходил, пригля-дывался к картинам, потом подошёл к художнику:
- Вы Яковлев? «Да»
- Леонид? «Нет, Андрей. Леонид был мой брат. Програм-мист».
- … Не программист. Он был гениальный человек!
И ушёл. Кто он, откликнись. Воспользуемся единствен-ным сегодня средством общения профессионалов – данным сборником. Все, кто сотрудничал с Леонидом Яковлевым, напишите.

P.S.Леонид Алексеевич родился 21.06.1939 и скончался 18.05.1994гг.

Основные публикации Л.А.Яковлева